Trending

Пятьдесят ненужных львов

Авг 31 • мировые новости • 32 Views • Комментариев к записи Пятьдесят ненужных львов нет

«Испытываем проблемы с водой, с поставками мяса и даже проблемы отсутствия автостоянок», — рассказал директор крымских зоопарков «Тайган» и «Сказка».

Основатель и директор крымских зоопарков «Тайган» и «Сказка», где на вольном выпасе содержатся около 50 африканских львов, Олег Зубков все последние годы находился в противостоянии с властями Крыма и теперь уже бывшим прокурором Натальей Поклонской. В интервью «Росбалту» предприниматель рассказал о причинах и последствиях противостояния и других сложностях, с которыми ему приходится сталкиваться.

— Многочисленные проблемы, которые были у вас и у ваших зоопарков, по-прежнему сохраняются или они уже уходят в прошлое?

 — Какие-то споры были разрешены в судах, какие-то остались, а какие-то появились сызнова. Но могу сказать, что тот вал проблем, который был в прошлом году, когда власть в лице бывшего прокурора Натальи Поклонской и главы республики Сергея Аксенова набросилась на зоопарк со всех сторон и начала его обкладывать миллионными штрафами, уголовными делами, — этого уже нет. Есть какие-то «остаточные» суды, которые мы выигрываем. Главные уголовные дела закрыты и получены оправдательные приговоры — и по делу о пострадавшем мальчике и по так называемому «делу охранника». В последнем случае приговор, вынесенный в Крыму, отменен судом высшей инстанции. Развалилось дело по лесу, якобы вырубленному мною на двух гектарах, и нанесению мною ущерба на 120 млн рублей при строительстве парка «Белая скала». Факты не подтвердились, что было очевидно с самого начала, но никто в это вникать не хотел, а госпожа Поклонская на всю страну по «России-24» вещала всякие ужасы.

Всего этого уже нет, но зато есть другие проблемы. Самая главная из них сегодня — это отсутствие какого-либо развития. Три с половиной года Крым в России, и три с половиной года мои парки отбиваются от нападок власти. Слово «Зубков» — уже нарицательное. «Хочешь жить, как Зубков — мы тебе устроим», — жалуются предприниматели, что их так пугают.

Никакого понимания и контактов с нынешним главой республики нет и, мне кажется, уже никогда не будет. Соответственно, даются команды никакие административные вопросы моих парков не решать — ни уже существующие, ни, тем более, будущих. Сегодня, к счастью, начал двигаться проект в Севастополе — парк тигров и медведей. Хотя он еще пока на уровне согласования, приятно, что там власти демонстрируют интерес к моему проекту и ко мне, как инвестору.

Испытываем проблемы с водой, с поставками мяса и даже проблемы отсутствия автостоянок. Стоянка перед парком «Тайган» уничтожена, машины стоят в поле, в грязи, так как щебень власти здесь вывезли. Подлежит сносу конструкция — буквы «Парк львов Тайган». Конструкция является самой большой не только в России, но и в мире, на что поданы заявки в книги рекордов России и Гиннеса, но скоро будет уже третий суд, который будет принимать решение о сносе — якобы конструкция уничтожает почвенный покров. В общем, написана всякая ерунда. Идет простое сведение счетов с моими парками. Уничтожены все указатели, билборды, ведшие в парк.

Несмотря на это, люди как-то меня находят, интерес у туристов к моим паркам только возрастает. Зоопарки уникальные, сохранили свою коллекцию, продолжают рождаться эксклюзивные малыши. Директор жив-здоров, не сидит в тюрьме и борется дальше.

— Трудности, с которым вы столкнулись, вы связываете с волей Сергея Аксенова и Натальи Поклонской или кому-то еще перешли дорогу? Причина в том, что вы были активным общественным деятелем?

 — Связываю только с руководителями Крыма. У зоопарка за время «российского Крыма» образовались четыре врага моих проектов. Это Сергей Аксенов, Наталья Поклонская, бывший вице-премьер Николай Янаки и возглавляющий ветеринарного департамент Крыма Валерий Иванов. Эти четыре человека лютой ненавистью ненавидят меня, мои парки. Зубков для них, что красная тряпка для быка. Они не могут простить мне мою независимую позицию, того, что я даю оценочные суждения тому, что происходит в Крыму, и тому, как относятся здесь к предпринимателям, даю интервью всем журналистам, которые интересуются моими проблемами. В Крыму мне устроили информационную блокаду, все подконтрольные СМИ Крыма получили задание писать о зоопарках Зубкова либо гадости, либо ничего. И поэтому я всегда давал интервью всем журналистам, которые обращались, не делил их на вражеские и невражеские. Этого тоже простить мне не могут.

Все исходит от главы республики, от его команды. Я не перестаю утверждать, что Аксенов — не мудрый руководитель, не разумный политик, который из 90-х годов до сих пор не перестроился на новый лад, и считает, что все должны быть холопами, должны только на коленках к нему приползать, просить у него какой-то пощады и т. д. Он не любит самодостаточных людей, людей мыслящих, которые имеют свои точки зрения на те или иные вопросы. Я был членом партии «Единая Россия», замруководителя белогорской партийной организации, членом крымского штаба Общероссийского народного фронта (ОНФ). Все это было в 2014 году. Я находился на большом подъеме от перехода Крыма в состав России, связывал с этим переходом очень большие надежды на дальнейшее развитие и Крыма и своих проектов. Но получил обратную картину. Аксенов не пустил меня на выборы 2014 года в Госсовет Крыма, а дальше пошло-поехало. Всякие поклонские, ивановы, янаки — это только инструменты Аксенова. Через прокуратуру, через ветдепартамент пытались загнобить меня и мои парки. И до сих пор не успокоились.

Через Facebook, через одного журналиста, меня приглашают к Аксенову, якобы на последний разговор, на котором глава республики мне даст последний шанс и т.д. Конечно, это предложение я отверг, этим «шансом» не воспользовался. Ну, и теперь нужно ждать каких-то очередных драконовских мер со стороны Аксенова и его окружения. Ну, мы всегда готовы, надеюсь, что вопрос закрытия парков или уже тем более посадки в тюрьму Олега Зубкова будет решать не господин Аксенов, а российский суд.

— Федеральный центр никак не защитил вас в том конфликте?

 — Это больше всего и возмущает. Скандалы, которые разгорались вокруг моих парков — например, в период блэкаута, когда Аксенов приказал забрать генератор у «Тайгана» и «Сказке», когда в «Сказке» в мае 2015 года были застрелены обезьяны, — все эти истории получали очень большую огласку, потому что страдали и умирали животные, была видна вся бесчеловечность происходившего. Тысячи писем поклонников, сторонников со всей России и из-за рубежа шли и в администрацию президента, и во все структуры, которые только можно было. Но все эти письма возвращались в совет министров Республики Крым — тому, на кого жалуешься. И уже оттуда я получал маразматические ответы — о возбужденных уголовных делах, узнавал, какой я негодяй и т. д. Но никто не попытался разобраться, приехать, создать какую-то независимую комиссию.

— Помимо давления властей, какие еще трудности приходится решать?

— Это трудности, связанные с международной санкционной политикой в отношении Крыма. Я не могу выезжать в Европу, не могу завозить животных из Европы. Страдаю от того, что у нас нет взаимоотношений с Украиной, поскольку все мои парки, которые потребляют очень много мяса, были завязаны на Украину. Мне очень тяжело перестроиться на Россию, где в том же Краснодарском крае было уничтожено поголовье свиней, и мяса очень мало. А у меня потребности в нем большие.

Я не могу поставить в парки сегодня то оборудование, которое раньше поставлял из Китая. Я два контейнера привез из Украины в Россию и прошел процедуру растаможки. Ничего более ужасного в своей жизни я не испытывал. Два года судов, два года кошмара, такого, что можно книгу отдельную написать. Ничего общего с нормальным документооборотом это не имеет. Я зарекся что-либо приобретать за границей и привозить через крымскую таможню. И врагу своему не пожелаю это делать. Я отказался от идеи строить парк развлечений «Белая скала», потому что там сотни контейнеров должны быть ввезены и растаможены.

Трудности есть от того, что Украина перекрыла Северо-Крымский канал и Белогорское водохранилище было спущено для того, чтобы поить Керчь, Феодосию, Судак. Я остался без воды. Парк «Тайган» хоть и находится на берегу Тайганского водохранилища, но геология не позволяет пробурить скважины, и сегодня машинами возим воду за 12 километров.
Много других всяких проблем, трудностей, но живем. Хотя так жить нельзя. Надо что-то менять.

Беседовал Денис Леонов

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

Источник: rosbalt.ru

Related Posts

Добавить комментарий

« »