Trending

Кого пугает стук шахтерских касок

Окт 1 • мировые новости • 17 Views • Комментариев к записи Кого пугает стук шахтерских касок нет

Государство в России не собирается ни с кем договариваться, в его арсенале есть лишь сила или подачки, констатировали эксперты Политклуба «Росбалта».

Просить у власти можно — требовать нельзя, здесь проходит грань.

Возможно ли в современной Российской Федерации возникновение независимого от власти рабочего движения, или же российские пролетарии в решении своих проблем так и будут уповать на «доброго царя»? Эту тему обсудили в четверг на очередном заседании Политклуба «Росбалта».

На этот раз в дискуссии приняли участие не только эксперты, но и собственно те, о ком шла речь. За круглым столом московского пресс-центра «Росбалта» помимо профессиональных политологов собрались и представители бастующих шахтеров города Гуково Ростовской области, которым до сих пор не погашен долг по зарплате в 300 млн рублей.

Ситуация в российском рабочем движении последние 25 лет выглядела достаточно парадоксально. С одной стороны, статистика дает нам следующие факты. По данным Росстата, в стране около 27 млн рабочих, занятых в промышленности, на железнодорожном транспорте и строительстве. Если же к этому числу прибавить еще 10 млн наемных работников сферы торговли, услуг и ЖКХ, то мы получим 37 млн пролетариев, или более половины от общего числа занятых в России (72 млн человек).

С другой стороны, несмотря на катастрофическое ухудшение своего экономического положения в 1990-е годы, и невзирая на то, что оно не сильно улучшилось и в 2000-е, и в 2010-е годы, рабочие, да и все другие категории наемных работников, все это время по преимуществу оставались в России «классом в себе». Достаточно сказать, что многие пролетарии сегодня предпочитают, чтобы их называли «сотрудниками», а не «рабочими», да и свои собственные интересы они пытаются отстаивать только тогда, когда уже совсем невмоготу…

Периодически в промышленности, на транспорте в бюджетных учреждениях случались вспышки социальной активности, которые выражались либо в забастовках, но чаще в голодовках, митингах и пикетах. Однако в целом пока можно констатировать преобладание патерналистских настроений. Достаточно сказать, что именно ими все еще пронизано обращение к президенту РФ, подписанное гуковскими шахтерами.

По словам выступившего на встрече политолога, сопредседателя «Университетской солидарности» и члена Совета Конфедерации труда России Павла Кудюкина, несмотря на то, что «происходит медленный, но неуклонный рост протестов», в целом до сих пор они носят «локальный характер». «И для 1990-х годов, и для нынешнего времени характерно, что большая часть протестов очень локальна — до региональных или отраслевых стачек мы дорастем видимо очень нескоро», — отметил он.

Кроме этого эксперт обращает внимание, что все стачки носят в основном «оборонительный характер». По его словам, «наиболее массовая причина забастовок — невыплата заработной платы, то есть по принципу «отдайте хотя бы наше, законное». Лишь в немногих случая речь идет или о повышении, или хотя бы об индексации зарплаты с учетом роста цен.

Сплошь и рядом, считает Кудюкин, у российских рабочих сегодня «существуют иллюзии в отношении государства, непонимание того, что оно служит капиталу и непосредственным образом с ним связано».

По словам руководителя Центра экономических и политических реформ Николая Миронова, «у власти изначально существует установка не договариваться с социальными низами». По его мнению, «это самая главная составляющая нашего «общественного договора» — государство не собирается ни с кем договариваться, оно действует с позиции силы или подачек». «При этом государство само решает — кому дать, а кому — нет. Просить у него можно — требовать нельзя, здесь проходит определенная грань. То есть, написать обращение (начальству) — можно, написать десять обращений — это уже назойливость. Выйти с плакатом — ты перешел грань», — пояснил эксперт.

По закону, человек у нас, конечно имеет на все это право, но «закон — это мы, а государство — это я. Мы, в общем, вернулись к абсолютизму», — констатирует Миронов. Подобная система отношений, сложившаяся в современной России, дополняется еще и проблемами предприятий, которые, по мнению эксперта, появились отнюдь не в результате кризиса в экономике. «Это не проблема санкций или того, что кто-то не справился в нынешней рыночной экономике. Нет, это реальное ограбление предприятий, а точнее, тех людей, которые сидят перед вами», — сказал он, указывая на присутствующих представителей шахтеров.

Государство в России сегодня «защищает «элиту» от простых людей, которых держит в бедности и бесправии. По сути, в России сейчас нет Государства, а есть приватизированная власть», — констатируется в Меморандуме движения «Народное Единство», в которое вошла часть гуковских шахтеров, разочаровавшихся и в действующих в России партиях, и в официальных профсоюзах. Последние, по сути, предали их, получая зарплату не из взносов своих членов, а из рук работодателя, и отстаивая, в первую очередь, именно его интересы.

Член Координационного совета этого движения, один из лидеров шахтеров Гуково Валерий Дьяконов, которому местные власти запретили посещать пикеты и ограничили в праве передвижения, выступая на Политклубе посредством телемоста, заявил, что «Народное Единство» «стало заменой существующим профсоюзам».

В свою очередь кавалер многих орденов Николай Шулепов рассказал о том, в каком положении оказываются сегодня шахтеры и их семьи. Достаточно сказать, что сам он, имея 38 лет стажа работы в шахте, получает пенсию в 12 тыс. рублей в месяц.

Член инициативной группы шахтеров Гуково Галина Коренева подчеркнула: «Мы не хотим повторения украинских событий в стране и хотим заставить власть, чтобы она, наконец, услышала нас». По ее словам, шахтеры намерены добиваться, чтобы все долги шахтерам по зарплате были выплачены. Ее коллега Татьяна Авачева говорит, что у многих работников Гуково «на руках есть решения судов по задолженности (по зарплате), а также о немедленной выплате этой задолженности, но решения судов не выполняются».

Она отметила также, что нынешняя «санация» гуковских шахт грозит здесь еще и экологической катастрофой — шахты заливают водой, которая, проходя через них, выходит в балках наружу уже отравленной. К тому же в городе из-за этого появляются глубокие провалы, куда могут рухнуть и дома вместе с их жителями.

В то же время выступавшие шахтеры отмечали, что местных правоохранителей интересуют не эти острейшие социально-экономические и экологические проблемы, а вопрос «кто стоит» за шахтерами, проводящими пикеты на улицы своего города.

Политолог Утэ Вайнман расширила тему обсуждения, рассказав о ситуации с другим экономическими протестом — дальнобойщиков. По ее словам, начавшееся в 2015 году массовое движение водителей большегрузных автомобилей против введения системы их дополнительного налогообложения «Платон», продолжается до сих пор. В частности, она рассказала, что дальнобойщики предприняли автопробег до Владивостока, и сегодня между ними складывается объединение нового, не профсоюзного, а скорее, сетевого типа. По ее словам, сегодня дальнобойщики «ведут очень интенсивную работу по налаживанию контактов на местах и вырабатыванию общей стратегии действий». Эксперт считает, что «это новый тип самоорганизации».

Нужно отметить еще один важный момент. Когда несколько месяцев назад отчаявшиеся гуковские шахтеры в количестве всего 150 человек на двух автобусах попытались выехать в Москву, чтобы мирно донести свои проблемы до высшего начальства, их окружило большое число полицейских, Нацгвардии и казаков, которые так и не дали им отправиться в столицу, нарушив тем самым их гражданские права. Из этого можно сделать вывод, что власть боится даже такого, отнюдь не массового и совершенно мирного протеста. Если так, то стоило бы задуматься, почему это происходит. Она так слаба, так не уверена в себе? Или власть просто защищает интересы крупного капитала, а шахтеры ей в этом мешают?

Александр Желенин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

Источник: rosbalt.ru

Related Posts

Добавить комментарий

« »