Trending

Гражданин и товарищ начальник

Окт 1 • мировые новости • 20 Views • Комментариев к записи Гражданин и товарищ начальник нет

Российские правоохранительные органы словно превратились в некие корпорации, которые работают на воспроизводство самих себя.

На службу в органы внутренних дел приходят люди, которые надеются заработать, а не стать защитниками.

Во время различных социологических опросов большинство россиян говорят, что чувствуют себя незащищенными от преступных посягательств, невысоко оценивают работу правоохранительных органов и не испытывают к ним доверия. Эксперты же отмечают, что отчуждение граждан и полицейских — взаимно.

У россиян сложился негативный опыт общения с правоохранительными органами, считает член комиссии по гражданскому участию в противодействии коррупции и контролю за правоохранительными органами СПЧ при президенте РФ Игорь Каляпин. По его мнению, основной проблемой полиции стало то, что она словно бы замкнулась сама на себя.

«Все существующие инструменты для оценки качества работы полиции находятся внутри нее самой. У нас нет никаких инструментов не то что парламентского контроля, а хотя бы парламентской, гражданской оценки качества работы полиции. Это вообще достаточно уникальная ситуация. По крайней мере, во всех европейских странах такие инструменты есть — и у парламента, и у местных сообществ. У нас ничего подобного нет. У нас полиция оценивает себя сама», — констатировал Каляпин.

Правозащитник напомнил, что полиция отчитывается, самостоятельно подбирая и представляя статистику по результатам своей деятельности. «Сами полицейские в конце отчетного периода докладывают, что вот раскрываемость по тяжким преступлениям увеличилась на столько-то, раскрываемость по имущественным преступлениям — на столько-то, а по преступлениям против личности — на столько-то… Что это за цифры, как они получены, путем каких манипуляций, кто это все измерил? Выясняется, что это все меряют их какие-то собственные службы. Это ведомственная статистика, которой они манипулируют как хотят. В том числе, в последнее время появились даже такие графы, как например, „доверие граждан полиции“. Они это тоже меряют сами. В психиатрии есть такая болезнь, как аутизм. Вот это такой же аутизм. Правоохранители замкнуты сами на себя, и отсюда все беды этой системы», — уверен Игорь Каляпин.

В правоохранительной системе сложилась парадоксальная ситуация, когда права и интересы граждан на самом деле отступили на второй план, считает доцент ЮРИУ РАНХиГС Юрий Блохин. Как рассказал кандидат юридических наук, правоохранители в каждом человеке видят злоумышленника.

«Буквально час назад я пришел с лекции перед сотрудниками патрульно-постовой службы. Лекция была посвящена критериям правомерности правоограничений на основе законодательства и судебной практики, в том числе практики Европейского суда по правам человека. Так вот, сотрудники, даже не дослушав мою лекцию, начали утверждать, что то, о чем я говорю, невозможно соблюдать. То есть сотрудники ППС, по которым большинство граждан судят о полиции, считают, что они в принципе не могут и не должны исполнять то, что обязаны — потому, что это граждане „неправильные“, с их точки зрения. Отдельные сотрудники заявили, что в борьбе с преступностью у них нет возможности соблюдать всю эту „ахинею“, а мне предлагали спуститься на землю», — сообщил юрист.

По мнению эксперта, на этом примере проявился мировоззренческий сдвиг, который складывался десятилетиями. Практика работы сотрудников органов внутренних дел, критерии оценки их деятельности — все это в целом привело к тому, что правоохранители подозревают каждого.

«Я пытался объяснить, что согласно закону, недостаточно, чтобы правоограничение было законным — надо, чтобы оно было еще и обоснованным; что документы надо проверять, когда есть подозрения в совершении конкретного правонарушения, и проверка документов может помочь подтвердить или опровергнуть эти подозрения. А мне в ответ сотрудники говорили: а вдруг этот гражданин преступник, а вдруг он в розыске… Я как-то изучал организацию и деятельность полиции в Польше. Вот у нас идет „борьба с преступностью“. А в Польше, как я заметил, полицейские не борются с преступностью, а защищают законопослушных граждан от преступности. А от этого и зависит то, на что направлена деятельность правоохранителя. Полиция в Польше находится на втором месте (после католической церкви) по степени доверия граждан. Но если борьба с преступностью становится самоцелью, то за ней теряется интерес к тому, как твою работу оценивает население, главное — давать показатели борьбы. Нашему полицейскому, к сожалению, на граждан и их безопасность часто наплевать, поскольку нет объективных показателей, измеряющих такое отношение», — пояснил Юрий Блохин.

Мы наблюдаем серьезные проблемы с обеспечением безопасности граждан, считает и юрист, правозащитник Виталий Черкасов. Начальники не нацеливают каждого сотрудника на то, чтобы тот беззаветно, как того требует присяга, исполнял свой долг, свои обязанности. Черкасов застал начало этого периода, когда сам работал в милиции.

«Когда я еще носил погоны, в „лихие девяностые“, мы, рядовые сотрудники, видели, как отрываются от нас наши начальники. Каждый на своем посту как-то пытался влезть в струю этого времени. Кто-то входил в качестве учредителя в частную охранную компанию, кто-то „крышевал“ подпольный бизнес. Все это было на виду, и мы понимали, что наши начальники занимаются не тем, чем должны. И это действовало развращающе на рядовых. Каждый на своем посту старался что-то урвать. Вплоть до сотрудника ППС, который в силу своих возможностей „проверял“ карманы у пьяного задержанного. Я ушел из милиции в 2000 году, и полагаю, что этот фактор развращения стал угрожающим. Если мы сейчас видим какие-то громкие дела, связанные с арестом высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов, то как правило, у них в ходе обыска обнаруживаются несметные богатства, которые, если честно работать на своем посту, невозможно никаким образом заработать», — рассказал правозащитник.

Юрист полагает, что на службу в органы внутренних дел приходят люди, которые и не думают о том, что в их задачу входит защищать граждан и поддерживать законность. «Система совершенно не настроена на то, чтобы обеспечивать нашу безопасность и порядок на улицах городов. По большому счету, на службу в органы идут люди потому, что там есть стабильный заработок, есть какие-то льготы и дополнительная возможность что-то урвать, в зависимости от своих способностей и в меру должностных возможностей. В этом они в первую очередь ориентируются на своих начальников, которые и подают такой пример», — констатировал Виталий Черкасов.

Недоверие россиян к полиции порождено желанием правоохранителей всячески отгородиться от общества, считает правозащитник, координатор общественной кампании «Гражданин и полиция» в Сочи Семен Симонов.

Общественник напомнил, что положения, записанные в статье 8 закона «О полиции», об открытости и доступности не выполняются в должной мере. «Если бы эта статья выполнялась так, чтобы полиция действительно стала открытой и доступной, тогда, думаю, доверие граждан к деятельности полицейских было гораздо выше. Когда мы проводили кампанию, то мы столкнулись с тем, что многие отделы полиции окружены заборами с колючей проволокой, и граждане туда даже пройти не могут, чтобы ознакомиться с содержанием информационных стендов, узнать график приема и т. д. То есть людей, которые хотели бы получить помощь полиции, узнать о ее работе, туда не допускают, хотя ничего секретного там нет. На самом деле правоохранительные органы должны работать над тем, чтобы любой человек мог прийти, попасть на прием к начальнику или получить любую другую информацию о деятельности полиции. Закрытость проявляется и в том, что многие сотрудники все еще не знают, что нет никаких запретов на фото- и видеосъемку их деятельности или учреждений, и негативно реагируют, когда видят человека с фотоаппаратом», — сообщил Семен Симонов.

По мнению общественника, свою долю ответственности несут и граждане, которые мало что делают, чтобы установить общественный контроль над работой правоохранителей. «Люди не проявляют заинтересованности в деятельности по контролю полиции, поскольку считают, что все неэффективно, ничего не помогает. А очень сложно влиять на ситуацию, когда люди даже не пытаются что-то сделать, чтобы изменить ситуацию, и пускают все на самотек. Даже когда их права нарушаются, они не пытаются идти с жалобами к вышестоящим начальникам, не пытаются обращаться в прокуратуру, следственный комитет или обжаловать действия полицейских в судах. Люди пишут в Интернете о том, как их права нарушаются, но до реальных жалоб в суды доходит крайне редко», — пояснил Семен Симонов.

Правоохранительные органы словно превратились в некие корпорации, которые работают на воспроизводство самих себя. Все «реформы» свелись к переменам в названиях, форме одежды и каких-то значков. Это означает, что чем дольше затягивать с реальными преобразованиями в этой сфере, тем радикальнее будут перемены.

Дмитрий Ремизов

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.

Источник: rosbalt.ru

Related Posts

Добавить комментарий

« »