Trending

Делить Луну будут жестко

Июн 24 • мировые новости • 48 Views • Комментариев к записи Делить Луну будут жестко нет

Освоение территорий в космосе приведет к новым межгосударственным конфликтам, прогнозирует историк космонавтики Сергей Александров.

Россия вряд ли сумеет отстоять свои интересы во время космической экспансии, считает эксперт.

Космические державы обещают уже в ближайшее время развернуть активные действия в Солнечной системе. О том, грозят ли нам «звездные войны», в интервью «Росбалту» рассказал инженер-конструктор космических аппаратов, историк космонавтики Сергей Александров

— Сергей Викторович, в последнее время США, Россия и Китай все чаще заявляют о намерении начать освоение Луны, астероидов и Марса — строить там базы, космодромы и инфраструктуру, добывать полезные ископаемые и т. д. Ну, предположим, начнут. А как они будут делить территории на небесных телах — по принципу «золотой лихорадки» на Аляске, когда участок столбит первый, кто до него добрался, или как в Антарктиде, земли и льды которой по договору поделены на секторы между странами?

 — Дележка территорий всегда идет по праву сильного. Космос в этом смысле не станет исключением. Когда в 1959 году подписывался договор по Антарктике (документ, предусматривающий демилитаризацию Антарктиды и прилегающих территорий — «Росбалт»), первоначально участников было немного — всего 12, и в их числе был Советский Союз, с которым считались. Это соглашение настолько грамотно составлено, что его и сейчас можно считать образцом. Однако нынешняя ситуация с космосом — гораздо более непонятная. Прежде всего потому, что воинствующее пренебрежение нормами права со стороны некоторых членов международного сообщества не дает оснований для благоприятных прогнозов.

— Однако в 1967 году вступил в силу «Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела». Согласно ему, например, ни одно государство не может претендовать на владение небесным телом или его частью, суверенитет стран распространяется только на запущенные ими космические аппараты. А использование внеземного пространства допускается исключительно в мирных целях: нельзя размещать там ядерное или любое другое оружие массового уничтожения, проводить военные маневры, создавать военные базы и т. п.

 — Договор есть, но вопрос в том, кто его будет соблюдать, когда дойдет до дела. Скажем, был договор об ограничении систем ПРО, заключенный в 1972 году между США и СССР. Ну и что с ним теперь? Все эти договоры соблюдаются ровно до тех пор, пока это не мешает наиболее наглым из договаривающихся сторон. Ну и пока нет технических средств для успешного и эффективного нарушения этих соглашений.

И еще один важный нюанс. Любой договор существует в некой международно-правовой системе. В частности, при наличии каких-то общемировых площадок, на которых ведется соответствующая юридическая работа. Но, к сожалению, за последние 5 лет отечественные юристы-международники доказали свою полную беспомощность и несостоятельность. Раз уж они не смогли элементарно защитить интересы России в спорте на фоне допингового скандала, то о каких-то более серьезных вещах и подумать страшно. Поэтому надеяться на то, что эти люди, уже зарекомендовавшие себя так плачевно, смогут отстаивать интересы страны в договорах по использованию космического пространства, я не стал бы.

— По какой схеме может пойти дележка территорий в космосе?

 — Скорее всего, по схеме колониальных захватов. Возможно, боев в космосе удастся избежать и основные сражения будут вестись в чиновничьих кабинетах на Земле, но от этого они не окажутся менее жаркими и «кровавыми».

— А как это все может разворачиваться «на местности»? Допустим, прилетели на Луну мы, американцы, китайцы — и не поделили какой-нибудь кратер. И что дальше?

— Пока предугадать трудно. Все соответствующие оперативные планы космических держав имеют наивысшую степень секретности. Однако некоторые моменты ясны уже сейчас.

Любой космический полет планируется заранее. В том числе, тщательно определяются возможные места посадок, исходя из этого рассчитываются запасы топлива и т. д. Не надо забывать и о законах небесной механики, которым подчиняются в том числе и космические аппараты. Поэтому, например, если на каком-то этапе выяснится, что, скажем, посадка в какой-то точке на Луне невозможна, поскольку там уже находится корабль или база противоборствующей державы, то придется либо отменять полет, либо как-то освобождать территорию — вплоть до бомбежек будущего места посадки… Кроме того, несанкционированное прилунение спускаемого модуля или космического корабля на поверхность нашего спутника ближе ста метров к чьим-то обитаемым модулям наверняка повредит эти жилые помещения… Такие варианты сегодня кажутся фантастическими, но, учитывая враждебные отношения между странами, они не исключены в будущем.

— То есть можно предположить возникновение конфликтов и боевых действий на небесных телах — по сути, звездных войн в реале?

 — К сожалению, да. Но более вероятно, что будут предприняты экономические и политические меры к тому, чтобы в принципе снять с повестки дня вопрос космической экспансии.

— Что имеется в виду?

 Если проанализировать реализуемые за последние 15 лет американские космические программы, то возникает ощущение, будто НАСА делает все, чтобы гарантированно их провалить. Мы наблюдаем крайне примитивный технический уровень по сравнению даже с тем, что предлагалось в 1980-е и 90-е годы, малое число пусков, очень рискованные решения по удешевлению радиационной защиты и тому подобное… К примеру, то, что работало в ходе однодневной высадки на Луну в 1969 году, для длительной космической экспедиции не подходит в принципе. Но американцы в своих современных программах пытаются использовать те же технологии.

Так или иначе, но со времен высадки американцев на Луну все работы по подготовке новых высадок на космические тела на определенной стадии тормозятся и остаются незавершенными.

— Чем вы объясняете этот «добровольный саботаж»?

 — Тем, что правящим мировым финансовым элитам космонавтика не нужна. Она им мешает — как сфера человеческой деятельности, позволяющая решить большую часть глобальных проблем не тем путем, который они выбирают. То есть, если человечество освоит, скажем, Луну, эти люди окажутся не при делах и потеряют власть — поскольку предпочитают управлять виртуальными финансовыми потоками, а не такими глобальными высокотехнологичными проектами. Кроме того, массовый выход человечества в космос потребует существенного повышения навыков и знаний очень большого числа людей, резкого роста качества рабочей силы. А это ведет к очень неприятным последствиям для правящих классов. Поэтому они по возможности принимают меры.

— Это касается правительств всех космических держав?

 — Такие страны, как Китай, Индия или Южная Корея, еще слабы в космонавтике, им надо догонять других. А в России ситуация в этом смысле особая — мы тут несамостоятельны.

Обратите внимание, что во всех выступлениях официальных лиц на тему перспектив отечественной космонавтики как мантра звучит фраза о «необходимости международного сотрудничества в космосе» — где можно и где нельзя. Однако проблема в том, что у тех, кто принимает решения в сфере космонавтики, нет ни малейшего представления о том, каким оно должно и может быть в нынешней, мягко говоря, непростой политической и геополитической ситуации. Между тем, минуло уже лет 10 с тех пор, как была создана международная программа сотрудничества в освоении космического пространства, гибко учитывающая национальные интересы России и реально рисующая глобальную цель в этом плане на многие годы вперед. Однако, несмотря на то, что она была подписана Российским космическим агентством, на русском языке ее до сих пор так официально и не опубликовали — все легло под сукно.

— Космонавты часто говорят, что космическая среда по своим физическим условиям предельно враждебна к человеку — а значит, чтобы выжить в ней и осваивать ее, государствам придется договариваться и действовать сообща. В одиночку никто это сейчас не потянет… Станции «Мир» и МКС — пример такого сотрудничества.

 — Должен вас разочаровать, так говорят далеко не все космонавты. Кроме того, космонавты в России — бесправные люди. Сами они ничего не решают. Все, до любых мелочей — только по приказу и инструкции. У них даже есть профессиональная шутка на эту тему: «Активная жизненная позиция — это диагноз, несовместимый с полетом». Поэтому их мнение, при всем уважении, тут не самое авторитетное.

— Значит космос не заставит людей договариваться?

 — Увы, нет. Туда перенесутся та же жесткая конкуренция и те же конфликты между людьми и государствами, которые есть на Земле. Приведу пример из жизни. Года 4 назад вышла на экраны американская документальная кинолента о работе астронавтов НАСА на МКС. Там буквально было сказано: «А еще на станции есть русские космонавты, но мы с ними мало общаемся». Единственная фраза о России — за весь часовой фильм! Поэтому думать, что мы с ними там договоримся, как минимум наивно.

Беседовал Владимир Воскресенский

Источник: rosbalt.ru

Related Posts

Добавить комментарий

« »